Правовые аспекты для пересмотра требований, основанных на решении налогового органа и подтвержденных судом (по мотивам Постановления КС РФ от 16.11.2021 № 49-П)

04 May 2022
Наши юристы принимали активное участие в конференции «Налоговое право в решениях Конституционного Суда» (20-29.04.2022), по темам которой был опубликован ряд докладов. Один из материалов – статья руководителя нашей Судебно-арбитражной практики Георгия Масленникова, она очень активно обсуждалась в рамках круглого стола и при подведении итогов конференции, приводим текст статьи ниже.
 
На сегодняшний день одной из главных проблем, с которой сталкиваются лица, привлекаемые к субсидиарной ответственности (КДЛ, Бывшие директора), это то, что они не имеют никакой возможности оспорить решение налогового органа по существу вменяемых нарушений (за период, когда они управляли организацией, п. 5 ст. 61.11 Закона о несостоятельности), тогда как размер таких доначислений включается в Реестр требований кредиторов должника без последующего пересмотра (законность привлечения должника к налоговой ответственности не перепроверяется в рамках дела о банкротстве).
 
Ситуация осложнена еще и тем, что налоговый спор рассматривается за рамками дела о банкротстве (несостоятельности). Законность налоговых решений проверяется судами в порядке административного судопроизводства, и, как итог, такая ситуация приводит к тому, что определяемый за рамками процедуры банкротства объем налоговой нагрузки организации-должника (в размере непогашенной суммы) переносится в Реестр требований кредиторов, а затем, безапелляционно, перекладывается непосильным бременем на КДЛ. Конституционный суд РФ обратил на сложившуюся тенденцию отдельное внимание, указав в постановлении от 16.11.2021 № 49-П на то, что для процедуры банкротства характерна ситуация, когда негативные последствия нередко несут контролировавшие должника лица, привлеченные к субсидиарной ответственности.
 
Получается, что указанные лица в таких случаях лишены адекватных юридических мер, способных обеспечить реализацию ими права на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ), поскольку не имеют никакой возможности быть услышанными и дать свои возражения относительно как самого факта (наличия или отсутствия) недоимки (и ее размера), так и вменения им в вину участие в совершении противоправных действий в период управления организацией (за проверяемый период). В итоге, установленный по одному судебному делу факт совершения должником (организацией) налогового правонарушения становится уже в другом деле (в деле о банкротстве) прецедентом для признания вины КДЛ (Бывшего директора). Что влечет за собой предрешение вопроса о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности в размере непогашенных должником налоговых доначислений (вмененных и, по сути, пере-выставленных из одного дела (налогового спора), к участию в котором указанное лицо не привлекалось, в дело о банкротстве).
 
Конституционный Суд РФ в постановлении от 16.11.2021 № 49-П сделал вывод о необходимости обеспечить лицу, привлекаемому к субсидиарной ответственности, право обжаловать принятый без его участия судебный акт (о признании обоснованными требований кредиторов должника и о включении их в реестр требований кредиторов за период, когда указанное лицо являлось контролирующим по отношению к должнику).
 
Но это не единственный вывод, который Высший Суд сделал по итогам рассмотрения конкретного дела (в рамках поданной жалобы).
 
Конституционный Суд РФ в постановлении от 16.11.2021 № 49-П неоднократно и различными тезисами указал на существование масштабной проблемы, суть которой сводится к тому, что на данный момент на законодательном уровне нет нормативных условий, которые бы обеспечивали для лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, беспрепятственный доступ к правосудию для защиты их интересов по всем вопросам, которые могли бы повлиять на привлечение их к ответственности (нет надлежащих средств судебной защиты для лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности).
 
При этом Конституционный Суд РФ в постановлении от 16.11.2021 № 49-П, в частности, отдельно указал:  
Таким образом, Конституционный Суд РФ в своих тезисах указал на серьезные законодательные пробелы (в широком смысле) и при этом, как следствие, не ограничился приведением только частного примера (важного для конкретного дела), но не единственно возможного, чтобы решить все правовые проблемы подобного рода. Конституционный Суд РФ, используя в тексте Постановления № 49-П такие юридически значимые формулировки, как: «… судебное решение, разрешившее спор по существу (в том числе …»; «… данная правовая позиция распространяется на все виды судопроизводства.»; «средства судебной защиты, включая …», указал на открытые пути для поиска таких решений в целях обеспечения прав и интересов лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности.
 
Обозначенная Конституционным Судом РФ сложившаяся правовая ситуация стала, по сути, обращением Высшего Суда. Представляется, что первыми к кому обращены такие тезисы – это судебные органы. Поскольку, до тех пор, пока на законодательном уровне остаются неурегулированные вопросы, органы судебной власти призваны обеспечить защиту прав потерпевших (тем более тех, чьи права признаны ущемленными).
 
Это важное значение, которое можно выделить из постановления Конституционного Суда РФ от 16.11.2021 № 49-П, поскольку неурегулированные законодателем противоречия находят свое продолжение и в других ситуациях (когда речь идет о правах лиц, привлекаемых к ответственности).
 
Довольно часто, определение суда (по делу о банкротстве) о включении требования в реестр требований кредиторов - основано на решении налогового органа (о привлечении должника к ответственности за совершение налогового правонарушения), которое проверялось вышестоящим налоговым органом, а затем было подтверждено вступившим в законную силу решением суда. Но при этом в силу пункта 10 статьи 16 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», разногласия относительно состава и размера требования, подтвержденного вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат рассмотрению арбитражным судом, в производстве которого находится дело о несостоятельности. Соответственно, если следовать такой логике, то уже и провозглашенное Конституционным Судом РФ право привлекаемого к субсидиарной ответственности лица на обжалование принятого без его участия судебного акта (о признании обоснованными требований кредиторов должника и о включении их в реестр требований кредиторов за период, когда указанное лицо являлось контролирующим по отношению к должнику) может снова стать уязвимым (с точки зрения его реализации), и опять поставить последнего в неравное положение с другими участниками процесса, и вновь создать правовой вакуум. 
 
Но, вместе с этим, при разрешении данного вопроса, можно увидеть, как такая ситуация могла бы быть решена по аналогии. Подобный вопрос в правоприменительной практике, в схожей ситуации, уже имеет свое разрешение в пользу заинтересованных лиц. Так, в отсутствие предусмотренных законом прямых механизмов, для конкурсных кредиторов и арбитражных управляющих был выработан особый (экстраординарный) порядок для обжалования судебных актов, на которых основано заявленное в деле о банкротстве требование кредитора (п. 24 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35). Таким образом, как видно, правоприменительная практика допускает выработку подходов для разрешения спорных вопросов и ситуаций. Схожесть же ситуации экстраординарного права с проблемой КДЛ (его субсидиарной ответственностью и отсутствием возможности у последнего оспорить требования, основанные на судебных актах) объясняется причинами, по которым был выработан (как предполагается) экстраординарный порядок. Эти причины - основания - величины, которые влияют на размер удовлетворения требований кредиторов (в одном случае) и размер ответственности КДЛ (в другом). Такие величины, как совокупный размер требований кредиторов к должнику и объём конкурсной массы, в одном случае, влияют на размер удовлетворения требований кредиторов, а в другом случае - разница между двумя названными величинами составляет размер ответственности контролирующего лица (определение ВС РФ от 30.09.2021 № 307-ЭС21-9176 по делу №А56-17680/2017).
 
 
Конституционный Суд РФ в п. 6 постановления от 16.11.2021 N 49-П указал:  
Исходя из такого положения, можно предположить, что правоприменительная практика, при наличии соответствующих инициатив, имеет в настоящее время все основания для того, чтобы пойти навстречу КДЛ при разрешении спорных вопросов, связанных с пересмотром требований, основанных на решениях налоговых органов и подтвержденных судебными актами.
 
Георгий Масленников
Руководитель Судебно-арбитражной практики
 
Статья опубликована и обсуждается на сайте zakon.ru
Появились вопросы?
Напишите нам!
Нажимая на кнопку «Задать вопрос», я подтверждаю, что я ознакомлен и согласен   с   условиями   политики    обработки    персональных   данных ООО Команда «АТЕРС».
АТЕРС

Мы не делим проекты на более и менее значимые. Мы внимательно относимся к каждому поступающему запросу и всегда открыты для сотрудничества.

Наша цель - помочь найти ответы на вопросы для каждого, а также предложить надежные и компактные решения. Для этого нам важно правильно услышать Вас и понять Ваши цели и ожидания.

Задайте вопрос и наш специалист, в ходе диалога с Вами, подготовит ответ, сформирует предварительный сценарий и предложит последовательность действий.

Ждем Вас
в нашем офисе
Москва, Соймоновский проезд,
дом 7, строение 1, подъезд 2,
этаж 2, офис 15
Пн-Пт с 09:00 до 18:00