Восстановление в правах бывших директоров на обжалование решений налоговых органов по результатам проверок за период управления деятельностью компании

03 November 2021
Сложившаяся правоприменительная практика предусматривает отказ бывшему директору во вступлении его в судебное дело при оспаривании решения налогового органа. Верховный Суд РФ в определении № 301-КГ18-18707 подтвердил, что если оспариваемое решение инспекции вынесено в отношении юридического лица по результатам налоговой проверки, то оно не затрагивает права и законные интересы бывшего руководителя компании как физического лица и не возлагает на него какие-либо обязанности.
 
Таким образом, в настоящее время бывшие директора лишены возможности каким-либо образом повлиять на ситуацию при установлении доначислений и определении размеров налоговых правонарушений, вменяемых в вину организациям-налогоплательщикам (за период, когда бывшие директора управляли организацией). Они лишены возможности дать свои пояснения и высказать свои возражения в процессуальном (судебном) порядке. При этом последствия для бывших руководителей могут быть весьма серьезными, как связанными с персональной ответственностью, так и с финансовыми последствиями, которые не исключаются даже после процедуры личного банкротства, если таковое имеет место быть.
 
Очевидно, что указанная ситуация выработана не в пользу высшего менеджмента компаний и это те риски, которые стоят за рамками принятых ими бизнес-решений, которые были продиктованы на тот момент разумностью и добросовестностью их действий с точки зрения эффективного управления бизнесом. Но стоит ли на этом ставить точку? Нет ли в подобных делах комплекса правовых проблем и противоречий, которые требуют разрешения на уровне Конституционного Суда РФ?

Ранее, Конституционный Суд РФ высказал свою позицию в отношении аргументации в связи с привлечением директоров к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов организацией-налогоплательщиком. Конституционный Суд РФ в определении от 28.06.2018 № 1632-О указал, что факт неуплаты налога, противозаконность соответствующих действий (бездействия) налогоплательщика и наличие умысла на уклонение от уплаты налога доказываются в рамках уголовного судопроизводства (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Таким образом, Конституционный Суд РФ исключил аргументацию в пользу бывших директоров о возможности признания имеющих юридическое значение фактов, установленных за рамками уголовного процесса. Но отмечу, что приведенная позиция Конституционного Суда РФ была высказана им в рамках анализа налоговых правоотношений и уголовного судопроизводства.

В юридической практике продолжается работа над комплексным изучением и анализом сложившейся ситуации. Профессиональные юристы предлагают разнообразные правовые конструкции в обоснование защиты интересов бывших директоров. И представляется, что в итоге вариативность различных правовых решений окажется способной устранить все неясности в пользу восстановления нарушенных прав бывших директоров и что, возможно, приведет к изменению существующего подхода в судебной практике.

При оспаривании решения налогового органа, суды отказывают бывшим директорам даже во вступлении их в дело в качестве третьих лиц, поскольку не признают правовой связи между принимаемым по делу судебным актом, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции, и установленными данным судебным актом юридическими фактами, с которыми законодательные нормы связывают наступление правовых последствий. Вместе с этим совокупность различных нормоположений закрепляет и демонстрирует юридическую связь между бывшим директором и возглавляемой им ранее организацией.

В ст. 110 НК РФ определено, что вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения. Согласно ст. 27 и 28 НК РФ законными представителями налогоплательщика-организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов. Действия (бездействие) законных представителей организации, совершенные в связи с участием этой организации в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах, признаются действиями (бездействием) этой организации.

В соответствии со ст. 53 и 53.1 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом. Указанными нормами отражается неразрывная взаимосвязь между действиями конкретного физического лица, который является единоличным исполнительным органом, и действиями налогоплательщика-организации как в гражданских, так и в налоговых правоотношениях.

Согласно ст. 101 и 106 НК РФ при вынесении решений по итогам проведения налоговых проверок налоговые органы отражают в них обстоятельства совершенных в проверенном периоде противоправных (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяний (действий или бездействий) налогоплательщика. Как указано выше, в силу п. 4 ст. 110 НК РФ, вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц. Таким образом, из нормы закона следует, что для того, чтобы налоговый орган мог предъявить (вменить) организации совершение налогового правонарушения, налоговый орган должен доказать вину ее руководителя (вину организации). Как видно, вина руководителя (вина организации-налогоплательщика) и факт правонарушения являются взаимосвязанными в контексте определения налогового правонарушения. Получается, что суды, устанавливая факт совершения налогового правонарушения, вместе с этим фиксируют и вину должностных лиц организации-налогоплательщика.

Но тем не менее суды не привлекают бывших директоров к участию в процессе, а напротив, отказывают им в удовлетворении таких заявлений. И как следствие, принятые по таким делам судебные акты (решения) вносят пороки в правосубъектность физических лиц - бывших директоров. Это связано с последствиями таких решений, поскольку образовавшаяся задолженность организации-налогоплательщика перед бюджетом (в результате установленного - подтвержденного судом налогового правонарушения) влечет за собой ответственность бывшего директора (чья вина перед Обществом теперь считается доказанной).

В силу п. 1 ст. 53.1. ГК РФ, п. 2 ст. 44 Закона об ООО и п. 2 ст. 71 Закона об АО, бывший директор может быть привлечен к ответственности за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), и, кроме того, при определенных условиях, бывший директор, как контролирующее должника лицо, несет дополнительную субсидиарную ответственность по долгам организации-банкрота (с п. 1 и пп. 3 п. 2  ст. 61.11 Закона о банкротстве). Как итог, вина, установленная в результате судебного налогового спора, влечет для бывших директоров юридические последствия (в том числе, возникновение прав и обязанностей в отношении стороны арбитражного процесса - организации (налогоплательщика) по делу об обжаловании решения налогового органа).

При этом бывший директор не имеет возможности заявить свои возражения относительно своей вины (вины Общества) и дать пояснения по фактам и размеру вменяемых налоговых правонарушений. Тогда как, если говорить об изменении прав и обязанностей бывшего директора, как физического лица, то с момента вынесения такого судебного акта (судебного решения) все совершенные им сделки могут быть оспорены в рамках процедуры уже его личного банкротства, к чему, как результат исполнения судебного акта по указанному делу, может привести дополнительная имущественная обязанность бывшего директора перед Обществом (организацией) за причиненные его виновными действиями убытки, а также ответственность бывшего директора (контролирующего должника лица) по долгам организации-банкрота.

Порок в данном случае связан с тем, что бывший директор был лишен возможности защищать свои права в ходе рассмотрения указанного судебного дела, поэтому любые изменения и ограничения его правосубъектности с момента вынесения судебного акта (решения) по такому делу являются результатом не последовательного применения законодательных норм, а пороком, допущенным судами в применении указанных нормоположений. Очевидно, что такая ситуация создает объективные сомнения в правильности установления размера ответственности, во сяком случае, со стороны и по мнению бывшего директора. Вместе с этим нельзя не отметить определенные положительные тенденции, которые усматриваются из последней судебной практики, направленной на обозначение связи и необходимости признать полномочия контролирующего должника лица при определении размера требований кредиторов и объема конкурсной массы (определение ВС РФ от 23.09.2021 № 307-ЭС21-9176, дело № А56-17680/2017).

В соответствии со ст. 137 и ст. 138 НК РФ Каждый имеет право обжаловать акты налоговых органов. При этом согласно Конституции РФ Каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени (ст. 23), Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами (ст. 45), не запрещенными законом,  Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ст. 46) и такие права не подлежат ограничению (ст. 56).

В данном контексте примечательна международная (зарубежная) правоприменительная практика, где Европейский суд Справедливости сформировал принцип о необходимости обеспечения эффективной защиты (в том числе третьих лиц) при разрешении споров, возникающих из налогообложения (Judgment of the Court, Third Chamber, 9 November 2017, Teodor Ispas and Anduţa Ispas v Direcţia Generală a Finanţelor Publice Cluj C-298/16; Judgment of the Court, Third Chamber, 17 December 2015, WebMindLicenses Kft. v Nemzeti Adó- és Vámhivatal Kiemelt Adó- és Vám Főigazgatóság, C‑419/14). При этом Европейский суд Справедливости указал не просто на любой способ права, а максимально эффективный, с помощью которого лицо, сможет оспаривать обстоятельства, на котором основано решение. Очевидно, что только в случае предоставления лицу всех прав на обжалование решения налогового органа, данное лицо получает право на эффективную защиту.

В соответствии со ст. 97 Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» № 1-ФКЗ жалоба на нарушение нормативным актом конституционных прав и свобод допустима, если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты прав заявителя или лица, в интересах которого подана жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации, при разрешении конкретного дела. При этом под исчерпанием внутригосударственных средств судебной защиты понимается подача в соответствии с законодательством о соответствующем виде судопроизводства заявителем или лицом, в интересах которого подана жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации, кассационной жалобы в суд максимально высокой для данной категории дел инстанции или в случае, если вступившие в силу судебные акты по данной категории дел подлежат обжалованию только в надзорном порядке, надзорной жалобы, если судебный акт, в котором был применен оспариваемый нормативный акт, был предметом кассационного или надзорного обжалования в связи с применением этого нормативного акта, а подача кассационной или надзорной жалобы не привела к устранению признаков нарушения прав таких заявителя или лица.

Конституционный Суд Российской Федерации может признать внутригосударственные средства судебной защиты исчерпанными также в случае, если сложившаяся правоприменительная практика суда, решение которого обычно исчерпывает внутригосударственные средства судебной защиты по соответствующей категории дел, или официальное толкование оспариваемого нормативного акта, данное в разъяснениях по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации, свидетельствует о том, что иное применение оспариваемого нормативного акта, чем имевшее место в конкретном деле, не предполагается.

Георгий Масленников
Директор Правового центра

Статья опубликована и обсуждается на www.zakon.ru
 
 
Появились вопросы?
Напишите нам!
Нажимая на кнопку «Задать вопрос», я подтверждаю, что я ознакомлен и согласен   с   условиями   политики    обработки    персональных   данных ООО Команда «АТЕРС».
АТЕРС

Мы не делим проекты на более и менее значимые. Мы внимательно относимся к каждому поступающему запросу и всегда открыты для сотрудничества.

Наша цель - помочь найти ответы на вопросы для каждого, а также предложить надежные и компактные решения. Для этого нам важно правильно услышать Вас и понять Ваши цели и ожидания.

Задайте вопрос и наш специалист, в ходе диалога с Вами, подготовит ответ, сформирует предварительный сценарий и предложит последовательность действий.

Ждем Вас
в нашем офисе
Москва, Соймоновский проезд,
дом 7, строение 1, подъезд 2,
этаж 2, офис 15
Пн-Пт с 09:00 до 18:00