Важные изменения в судебной практике – наследование субсидиарной ответственности

22 January 2020
В декабре 2019 года произошло важное событие, которое осталось почти не замеченным бизнес-сообществом, при этом оно может существенно отразиться на многих.
 
Инструмент привлечения к субсидиарной ответственности в делах о несостоятельности (банкротстве) применяется в последнее время очень активно, количество привлеченных к субсидиарной ответственности лиц растет год от года в геометрической прогрессии.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности различны и перечислены в Федеральном законе от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». До декабря 2019 года субсидиарная ответственность не распространялась на наследников привлеченного к такой ответственности лица, за исключением единичных судебных споров (такие судебные решения были большой редкостью).
 
Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 16.12.2019 № 303-ЭС19-15056 изменило эту практику – теперь долги по субсидиарной ответственности могут передаваться по наследству. Если собственник или руководитель довёл компанию до банкротства, незаконно обогатился, вывел активы, за это могут ответить его наследники (например, жена и дети, родители).
 
Прецедентом стал спор в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) № А04-7886/2016. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций отказали конкурсному кредитору во взыскании долгов предприятия с наследников погибшего в 2015 году заместителя гендиректора.
 
Согласно ГК РФ субсидиарную ответственность перед кредитором нельзя рассматривать как деликтную (общую ответственность из причинения вреда). Она является дополнительной (ст. 399 ГК РФ «Субсидиарная ответственность») и связана с личностью контролирующего лица, а, соответственно, по умолчанию, не может передаваться по наследству. Однако теперь Верховный Суд не согласен с применением данного подхода в делах о несостоятельности (банкротстве), он считает, что субсидиарная ответственность должна переходить наследникам в общем порядке – в пределах наследственной массы, то есть с учётом стоимости принятого наследниками имущества.
 
В своём постановлении Верховный Суд отмечает, что применение к субсидиарной ответственности при банкротстве положений ст. 399 ГК РФ является ошибочным. Данной статьёй регулируется ответственность дополнительная, в то время как субсидиарная ответственность, предусмотренная Законом о банкротстве, является самостоятельной (основной) ответственностью контролирующего лица.

При этом не важно, когда именно был подан иск о привлечении к субсидиарной ответственности (до или после смерти контролирующего лица). В последнем случае иск подлежит предъявлению либо к наследникам, либо к наследственной массе и может быть удовлетворён только в пределах стоимости наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ). Также не имеет значения, вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то имущество, которое было приобретено (сохранено) наследодателем за счёт кредиторов в результате незаконных действий, повлёкших субсидиарную ответственность. С точки зрения наследников ситуация выглядит достаточно неоднозначно, и на сегодня профессиональное сообщество обсуждает довольно много спорных моментов. Рассмотрим наиболее дискуссионные из них.  

В экономических судебных спорах, а особенно в делах о несостоятельности (банкротстве), родственники (жена, дети, родители и т.д.) участников спора являются недостаточно информированными. Это однозначно затруднит для них защиту своих интересов в случае перехода к ним субсидиарной ответственности наследодателя и возникновения судебных споров. Также это может приводить к тому, что недобросовестные контролирующие лица будут иметь возможность искажать информацию, перекладывая ответственность на умершего наследодателя.

Максимальный срок привлечения к субсидиарной ответственности – 10 лет со дня, когда имели место виновные действия контролирующего лица. Соответственно, наследники могут быть привлечены к ответственности спустя довольно большой срок после вступления в наследство. В каком объёме наследственное имущество останется для возмещения кредиторам – неизвестно.

Также, возможно, наследникам для защиты может понадобится объяснять причины некоторых управленческих решений наследодателя. Это может стать действительно сложной задачей как для них, так и для юристов.

На наш взгляд, на сегодня вопрос наследования субсидиарной ответственности является достаточно спорным, как для бизнеса, так и для профессионального юридического сообщества. Пока остаётся следить за тем, как будут в дальнейшем развиваться события и наблюдать за судебной практикой, анализируя насколько активно и эффективно будет применяться новый подход в сложном вопросе субсидиарной ответственности.
Появились вопросы?
Напишите нам!
Нажимая на кнопку «Задать вопрос», я подтверждаю, что я ознакомлен
и согласен с условиями политики обработки персональных данных
ООО Команда «АТЕРС».
АТЕРС

Для Юридической Команды «АТЕРС» не существует «больших» и «маленьких» Клиентов.

Наша цель - помочь найти ответы на вопросы для каждого, а также предложить надежные и компактные решения. Для этого нам важно правильно услышать Вас и понять Ваши цели и ожидания.

Задайте вопрос и наш специалист, в ходе диалога с Вами, подготовит ответ, сформирует предварительный сценарий и предложит последовательность действий.

Ждем Вас
в нашем офисе
Москва, Соймоновский проезд,
дом 7, строение 1, подъезд 2,
этаж 2, офис 15
Пн-Пт с 09:00 до 18:00